mark_retinski

Category:

Автобиографии пост

Когда-то давно я был другим человеком. С другой стороны, я был им ещё совсем недавно.

Я был хорошим, нет, даже примерным сыном. Мама мной гордилась. Папа тоже, но он вечно пропадал то в командировках, то в гараже, то просто где-то на пьянках, поэтому его гордости я особо не замечал. До прихода мамы с работы я мыл посуду, пылесосил, подметал и протирал мокрой тряпкой линолеумный пол. Много читал. Дружил с хорошими мальчиками и не дружил с плохими. В школе учился почти на одни пятёрки, и учителя наперебой тянули меня на олимпиады по разным предметам. Однажды в седьмом классе я умудрился выступить сразу на двух школьных олимпиадах: по математике и по русскому языку, которые проходили в одно и то же время. На обеих занял первое место. В другой раз, помню, был какой-то праздник в школьном актовом зале, и кто-то должен был читать стихотворение (на самом деле песню) про маленького трубача, но заболел именно в этот день. Меня сорвали прямо посреди урока и всучили текст. К концу урока я знал стихотворение наизусть, и отчеканил его со сцены без запинки. До сих пор помню отрывок:

«И встал трубач в дыму и пламени,
К губам трубу свою прижал,
И за трубой весь полк израненный
Запел "Интернационал".
И полк пошёл за трубачом,
Обыкновенным трубачом.»

Когда после седьмого класса мама пришла в школу чтобы забрать мои документы и перевести меня в лицей, директриса разве что поперёк двери не легла, отказываясь отдать бумаги. Но вы не знаете мою маму... Директриса тоже не знала. Ровно до того момента.

Последние четыре школьных года мне было суждено проучиться в лицее, в который я ездил на автобусе через полгорода. В лицее я моментально перестал быть самым умным в школе. И даже самым умным в классе. Впрочем, цитируя мою маму, «лучше быть равным среди умных, чем умным среди дураков». Мама знала что говорила. Меня по-прежнему тянули к себе два преподавателя, на этот раз математики и информатики, и оба утверждали, что у меня большие перспективы на городских и даже областных олимпиадах. Победила мама, заявив «Ну и какую работу ты найдёшь со своим компьютером? А математика нужна везде». Поэтому я пошёл занимать призовые места на олимпиаде по математике. В девятом классе даже занял второе место на областной. Не хвастаюсь — просто сообщаю. Моей заслуги в этом почти не было, главная заслуга была моего без сомнения гениального учителя Давида Григорьевича и моей мамы.

На олимпиаде оказался представитель одного хорошего университета, приехавший за шестьсот километров собирать молодые таланты. Давал какие-то задачки, задавал вопросы. Через пару месяцев в почтовом ящике я нашёл письмо, от которого пахло сосновой хвоей и наукой. В конверте оказалось приглашение в летнюю школу при университете. Этакий трёхнедельный «пионерский лагерь» с лекциями и практическими занятиями по математике, физике и химии, а в конце — экзамены, по результатам которых можно было поступить в физико-математическую школу (ФМШ) при университете. Так я снова оказался «равным среди умных». На этот раз ещё более умных. Поэтому чуть менее равным.

Это была школа-интернат и мой первый пробный шар в игре под названием «самостоятельная жизнь», а также первый осторожный глоток обжигающей и пьянящей общажной жизни. Конечно же, у нас были воспитатели, которые зорко (как они думали) следили за нами, но... откровенно и объективно: ну как одна воспитательница предпенсионного возраста может уследить за двадцатью старшеклассниками в общежитии? Впрочем, я благополучно закончил первый семестр, сдал экзамены, съездил домой на зимние каникулы, а через три дня после возвращения был задержан милицейским патрулём в нетрезвом состоянии и в такой же компании, после чего доставлен в районное ОВД, и в результате отчислен из ФМШ. Классная история, как-нибудь обязательно расскажу.

Вернулся в родной город, в родной лицей, в родной класс. Класс на тот момент похудел ровно вдвое, с 24 человек до 12. Закончилось тем, что я всё равно поступил в тот самый университет, причём уже в марте, на выездных «репетиционных экзаменах». То есть буквально через месяц-полтора после отчисления из ФМШ. «Они меня в дверь — а я в окно».

На удивление, университет я окончил почти без происшествий, и научный руководитель даже позвал меня в аспирантуру. Разумеется, я пошёл. Если бы не пошёл, то пришлось бы идти в другое место, но оно мне нравилось куда меньше: там нужно было одеваться во всё одинаковое и слушаться тех, кто сам иногда не понимает, что говорит:

«Удаление определённых учереждений находится на определённом удалении.»
«Я этого стараться делать не буду.»
«Это несоциальная справедливость.»
«Токарев, не спи, и так маленький!»
(записано за офицерами военной кафедры университета)

Слушаться их следовало не потому, что они умнее, а потому, что им кто-то (тоже не особо умный) прикрутил маленькие металлические звёздочки к одежде на плечах и закрепил гайками с изнанки. Мне такая перспектива не улыбалась от слова «нахуй».

В общем, выбор был очевиден, и аспирантуру я тоже успешно окончил, даже с представлением к защите. Предзащитил кандидатскую на кафеде, но окончательно защитить мне её всё же не дали. Ну, как не дали... я и сам, конечно, психанул, но об этом в другой раз.

Психанув, я переехал на другую страницу географического атласа чтобы посмотреть, а как там. Там (теперь уже тут) мне понравилось, и я остался. Но даже переехав сюда, я всё равно оставался тем, кем был с самого детства: хорошим мальчиком, примерным сыном, мужем и даже новоявленным отцом (дважды). Всё бы так и продолжалось, если бы в один прекрасный момент (хотя его прекрасность на данный момент всё ещё предмет тщательного расследования) я не понял, что тот человек, которым я всё это время был — не я. А я, соответственно, не он. Вот тут-то всё и понеслось...

Кто такой он я более-менее понимал. В конце концов, я пытался им быть всю свою жизнь, а это хочешь-не хочешь, а сближает. Оставалось понять, кто же такой я. Вот тут-то мне мой журнал и пригодится. Тут буду писать не то, что «правильно», и не то, что от меня ожидает мама, жена и весь остальной социум, а только то, что я на самом деле думаю, сдабривая историями из прошлой и настоящей жизни. По законам физики, когда достигается критическая масса активного вещества, заряд должен рвануть. Вот и посмотрим, грибок какой формы, цвета и запаха вырастет из того, что я буду сюда наваливать.

В общем, встречайте: кризис среднего возраста в прямом эфире! :)

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.